Про здоровье

Как победить грипп

И кто наши союзники в этой войне, кроме прививок

31751

Заражение гриппом похоже на вероломную военную интервенцию: за какие-то сутки злобные вирусы превращают организм в поле боя. Голова раскалывается, температура зашкаливает, тело ломит так, словно по нему проехал танк. Единственный шанс выздороветь — контрнаступление.

ПЕТР РЯБИКОВ

не боится гриппа

Медицина давно открыла антибиотики, которые справились с чумой, холерой и туберкулезом. Мы умеем лечить гепатит и контролировать ВИЧ. А с гриппом до сих пор проблемы — мы только научились предотвращать тяжелые формы.

Чтобы понять, почему так происходит, сначала разберемся, как работает вирус гриппа, а потом пройдемся по препаратам, которыми нас пытаются от него спасать. Будет долго, эпично и увлекательно, готовьтесь.

Глава 1. Вражеские силы

Грипп вызывает вирус, а не бактерия

Что смертельно для бактерии, безобидно для вируса. Это главная причина, почему от гриппа нет таблетки.

Бактерии — живые одноклеточные существа. Они умеют самостоятельно размножаться, а внутри клетки идут химические процессы, которые поддерживают жизнь, например, дыхание. Принципиально бактерии не отличаются от клеток нашего организма. Они просто живут и плодятся, и иногда нам от этого плохо.

Бактерию можно убить. Если разрушить оболочку, она погибнет. Если не дать ей размножаться, она не оставит потомства и умрет естественной смертью. Вещества, которые умеют так поступать с бактериями, называют противомикробными. Самые известные группы противомикробных препаратов — антибиотики и сульфаниламиды. Это, например, «Амоксиклав», «Цефтриаксон», «Бисептол», «Флемоксин Солютаб».

Вирус — доклеточный организм, который гораздо меньше бактерий и гораздо проще устроен. Вирусы не дышат и не умеют самостоятельно размножаться, поэтому на них не действуют противомикробные препараты. Наука не считает вирусы живыми организмами, а то, что мертво, умереть не может. Поэтому если у вас грипп или другая вирусная инфекция, антибиотики могут только навредить — например, убить бактерии, которые помогают переваривать пищу.

Чтобы победить болезнь, которую вызывает вирус, нужно разобраться, как он заражает наши клетки, и попытаться этому помешать. Здесь все гораздо сложнее и интереснее, чем у бактерий.

Как размножается вирус гриппа

Чтобы появились вирусята, вирус должен найти живую клетку, проникнуть внутрь, и заставить ее их построить. Для этого он внедряет свою молекулу РНК или ДНК в молекулу ДНК клетки. И клетка начинает вместо своих белков производить вирусные частицы. Новорожденные вирусы вырываются из клетки наружу, заражают соседние клетки, и все повторяется. Если это клетки организма, то после заражения вирусом они становятся организму чужими, и он их уничтожает.

Представьте, что организм — это государство, а клетки — фабрики по производству всего, что нужно государству. Тогда вирусы — это роботы-диверсанты, которые проникают на фабрики и перенастраивают конвейеры. После этого фабрики делают не только обычную продукцию, но и других роботов.

Вирусы гриппа захватывают здоровую клетку

Чем быстрее роботы проникают на фабрики, а роботята — наружу, тем быстрее они захватывают государство. Чтобы проходить сквозь стенки фабрик, у разных роботов есть разные приспособления. Например, у роботов обычной простуды есть присоски или отбойные молотки: первые помогают быстрее прикрепиться к стене, вторые — быстрее ее пробить.

Роботы гриппа круче роботов простуды, потому что у них есть и присоски, и молотки. Они быстро проникают сквозь стены фабрик и завоевывают много строений. Если им везет, они при этом добираются до транспортных систем государства и по ним проникают в другие кварталы и города. Там они захватывают еще больше фабрик, которые начинают производить еще больше роботов.

Если вернуться к организму, то транспортные системы — это кровь, а другие города — другие органы. Вирус гриппа очень шустрый, поэтому частенько он успевает пролезть повсюду и сильно навредить, прежде чем организм что-то с ним сделает. Но это не значит, что организм не пытается. Для битвы за здоровье у него есть внутренние войска, а еще можно призвать на помощь армию наемников. Обо всем по порядку.

Глава 2. Внутренние войска

Партизанское движение

Когда конвейер начинает производить роботов, на фабрике звучит сигнал тревоги. Рабочие фабрики не в силах исправить конвейеры или помешать производству вирусов. Они понимают, что эта фабрика захвачена и скоро будет уничтожена. Но кое-что они все-таки сделать могут — как минимум провести несколько диверсий и предупредить соседние фабрики о вторжении роботов. Рабочие превращаются в партизан.

Интерферон предупреждает соседей об опасности

Диверсии замедляют производство новых роботов, а предупрежденные фабрики закрывают все окна и двери и накидывают на здание маскировку, чтобы роботы решили, что это не фабрики, а, например, горы. Ну, вот такая гора посреди района выросла. Горы не умеют производить роботов, можно не захватывать. К сожалению, все фабрики не замаскировать, поэтому вирус все равно продвигается, просто медленнее.

Роль партизанов в организме выполняют специфические молекулы белка, которые называют интерферонами.

Боевой спецназ

Кварталы с фабриками хорошо патрулируются. Патрули никогда не спят и всегда начеку — по пути они проверяют фабрики: все ли по ГОСТу, хорошо ли вымыты окна, не облупилась ли штукатурка. Если фабрика захвачена, ее сотрудники перестают следить за такими мелочами, и патрули это сразу засекают. Они достают базуку из широких штанин и без лишних вопросов сносят фабрику.

«Естественный убийца» сносит зараженную гриппом клетку

Они не разбираются, почему что-то не по ГОСТу. Может быть, фабрику захватили роботы, и она теперь плацдарм для болезни. Может быть — сепаратисты, и это начало опухоли. А может быть, это просто небольшой сбой, и дальше ничего страшного не произойдет. Неважно: в этом государстве не место демократии. Для уничтожения хватает и намека на другое мнение — а разбираться будут потом.

Роль таких патрулей выполняют лейкоциты с поэтичным названием «естественные убийцы» (natural killers).

Военное положение

Патрули уничтожают фабрики без лишних вопросов, но это не значит, что государству все равно. Каждая уничтоженная фабрика — это снижение его защиты и эффективности. Поэтому инцидент расследуют, чтобы не допустить его повторения, и побыстрее расчищают завал, чтобы построить новую фабрику. На место трагедии съезжаются сразу все: полиция, пожарные, чиновники, врачи, уборщики.

Оживляются и иностранные агенты — бактерии. Если разрушено много фабрик, защита района ослаблена и можно попробовать построить сеть своих фабрик. Если потом получится укрепиться и настроить баррикад, государству будет сложно от них избавиться.

Государство старается помешать сразу всем: и роботам, и иностранным агентам. Для этого на месте разрушенных фабрик ставят строгий периметр, а в государстве вводят временные законы, которые запрещают легальную деятельность иностранных агентов.

В организме роль всей этой защиты выполняет воспаление. Разрушения притягивают лейкоцитов разной специализации. Кровеносные сосуды расширяются, чтобы им было проще попадать на место завала и выносить обломки. Плазма крови просачивается из сосудов и заполняет пространство между клеток — так возникает отек. Это и есть оцепление — отек мешает распространяться возбудителям болезней: вирусам-роботам и иностранным агентам — бактериям.

Если бактериям все-таки удается прорваться, на фоне основной болезни возникает еще одна, сопутствующая. В этом случае организму приходится бороться сразу против двух врагов.

От расширения сосудов и отека на месте воспаления возникает припухлость, краснота, местное повышение температуры и боль, если отек сдавливает нервные окончания. Иногда к ним добавляется нарушение функции органа. Если воспаляется слизистая оболочка носа, он хуже чувствует запахи, а если легкое — становится сложнее дышать.

Повышение температуры тела — общее проявление воспаления. Чем больше во время болезни гибнет клеток, тем сильнее воспаление и тем выше может подняться температура. При ОРВИ клеток гибнет относительно немного, и температура редко выше 38 °С. При гриппе, если вирус проникает в кровь, клетки гибнут по всему организму, поэтому при нормальном иммунитете температура может подниматься до 40 °С и выше.

Повышение температуры — это тоже вид защиты. Бактерии и вирусы — существа нежные, они очень чувствительны к изменениям внешней среды. Если им жарко, они медленнее размножаются, и организму проще их победить.

Часто воспаление — главное проявление болезни: нам плохо, все болит, насморк достал, да еще этот кашель. На самом деле так организм защищается от инфекции — чем нам хуже, тем сильнее организм борется с инфекцией.

Супероружие

Итак, когда роботы начинают войну, государственные войска защищают нетронутые фабрики, уничтожают захваченные, ставят оцепления и вводят временные законы. На самом деле, есть и другие механизмы защиты, но эти — основные. Они включаются почти сразу после начала войны, и довольно часто их хватает, чтобы в ней победить.

Но так получается не всегда. Чтобы подстраховаться от плохого сценария, при первом сигнале тревоги ученые начинают изобретать ультимативное средство против захватчиков — антитела. Это биологическое оружие, которое находит роботов, намертво с ними связывается и блокирует все основные функции. После этого роботов просто спускают в канализацию.

Антитела включаются в войну не сразу, зато быстро ее заканчивают

Разработка такого оружия — это долгий процесс. У ученых есть заготовки, но против каждого робота их приходится менять по-своему. Помогает метод проб и ошибок: ученые меняют заготовку как придется, выпускают небольшую партию оружия и смотрят, как пошло. Если оружие не работает — повторяют процесс. Когда оружие начинает действовать, ученые запускают массовое производство.

Создание антител — это сложный и не до конца изученный процесс. Он основан на мутациях в определенных участках ДНК B-лимфоцитов — это вид лейкоцитов, который отвечает в том числе и за создание антител. А чтобы в итоге получилось не случайное антитело, а антитело против конкретного микроба, среди B-лимфоцитов действует старый добрый эволюционный отбор. Процесс изобретения антител ученые называют красивым термином «соматическое гипермутирование».

Легкая форма гриппа проходит за неделю или две. При таком сценарии антитела подключаются уже в последние дни болезни и помогают добить роботов. Но если болезнь затягивается — это значит, что основная защита не справляется, и вся надежда теперь на антитела.

7

дней как минимум нужно организму на выработку антител к вирусу гриппа

Глава 3. Наемная армия

Лекарства-наемники обещают быструю победу над гриппом, но это всегда преувеличение

Противовирусные препараты

Справиться с вирусом гриппа помогают противовирусные препараты. К сожалению, делают они это не так хорошо, как нам бы хотелось. Вот их основные суперспособности.

Замедляют перенастройку конвейеров. Так умеет делать противовирусные препараты амантадин и римантадин. Их применяют уже 50 лет, и раньше они здорово помогали вылечить самый опасный вид гриппа, грипп А. Но теперь вирус гриппа выработал к ним устойчивость.

Как и все другие организмы, вирусы мутируют и, благодаря мутациям, меняется их строение. Лекарства действуют на определенные структуры на поверхности вируса, которые называют мишенями. Если из-за мутаций мишени меняются настолько, что лекарство перестают их распознавать, оно перестают помогать против вируса. Сейчас к амантадину и римантадину уже устойчивы более 99% штаммов вируса гриппа А.

Деактивируют присоски роботов. С этим вроде как справляется только умифеновир, который выпускается под марками «Арбидол», «Афлюдол», «Меднат», «ОРВИтол» и «Арпефлю». Но его клинические испытания пока дают противоречивые результаты.

С 2012 года в России проводится исследование эффективности умифеновира при остром гриппе. Промежуточные результаты говорят о том, что он снижает длительность и тяжесть острой формы заболевания. Но окончательные выводы до сих пор не опубликованы.

В 2017 году китайские ученые доказали эффективность умифеновира в пробирке, а также на мышах и хорьках.

Американские исследователи пишут, что механизм работы умифеновира пока до конца не изучен, поэтому разработать эффективное лекарство на его основе не получается. Они признают его эффективность в пробирке, но считают, что применять препарат при гриппе рано, и называют его «перспективной базой для разработки противогриппозных препаратов».

В России и Китае «Арбидол» считают эффективным лекарством против гриппа, его часто прописывают врачи. А вот Центр по контролю и профилактике заболеваний США пока не добавил умифеновир в список рекомендаций при гриппе.

Ломают роботам отбойные молотки. Препараты, способные на это, называют ингибиторами нейраминидазы. Самые известные из них это осельтамивир, который выпускают под маркой «Тамифлю», и занамивир — «Реленза».

Это тоже перспективное направление лечение гриппа, но, как и в случае с «Арбидолом», клинические исследования говорят о том, что больным они пока помогают слабо.

Если начать принимать их при первом появлении болезни, они немного сглаживают симптомы и уменьшают их длительность примерно на полдня.

И все-таки, именно ингибиторы нейраминидазы — это единственные противовирусные препараты, которые ЦКЗ США рекомендует при гриппе. Одно условие: они помогают, только если начать их принимать после первых же проявлений болезни. А еще лучше — сразу после контакта с больным гриппом, в качестве экстренной профилактики.

В России лекарства этой группы без рецепта не продают, поэтому лучше вызывать врача в самом начале болезни. Если с этим затянуть, легко упустить момент, когда лекарства еще помогают справиться с гриппом.

Интерфероны и жаропонижающие

В отличие от нас, организм хорошо умеет справляться с вирусом гриппа. Нам остается только создать ему условия, в которых ему будет проще воевать. Но быстро победить у него получается не всегда, поэтому медицина пытается придумать, как его усилить.

Помощь партизанскому движению. Чтобы помочь организму создать партизанское движение, грипп пытаются лечить искусственными интерферонами и веществами, которые стимулируют производство интерферона в наших клетках — их называют индукторами интерферона. В организм засылают уже подготовленных партизан и ускоряют обучение местных.

Правда, помогают эти лекарства слабо. Дело в том, что с производством интерферона организм хорошо справляется и без лекарств. У интерферона высокая биоактивность — чтобы замаскировать соседнюю фабрику, хватает одного партизана.

А вот действует он медленно. Если закапать его в нос, эффект разовьется только через 4 часа. Представьте, что партизану нужно добраться до начальства и убедить его, что война на пороге, а тому заполнить все бланки и получить разрешение на временную маскировку. Через 4 часа все это нужно повторить, иначе маскировка спадет, и роботы все равно проникнут на фабрику.

В результате интерферон нужно закапывать шесть раз в день (в том числе — ночью) с самого начала болезни в течение двух суток. И эти ухищрения сократят длительность болезни примерно на 24 часа.

Еще сомнительнее эффект от индукторов интерферона — партизанских инструкторов. Через два дня с начала болезни организм и так выходит на максимальный уровень производства интерферона, и с этого момента стимулировать его бесполезно. А при применении в первые дни болезни прирост количества партизанов очень скромный — международные клинические исследования его не подтверждают.

Российские врачи рекомендуют лечить ОРВИ интерферонами и их индукторами, но в список рекомендаций ЦКЗ США они не входят.

Жаропонижающие облегчают симптомы, но могут отсрочить победу над инфекцией

Лечение симптомов. Симптомы — это проявления болезни. При простуде и гриппе это могут быть кашель, насморк, слабость, температура, ломота в теле. В основном, это следствие воспаления — борьбы организма с инфекцией, поэтому имеет смысл немного потерпеть.

Но если симптомы слишком сильные, они могут вредить сами по себе, и нет ничего страшного в том, чтобы снять их лекарствами. Например, врачи советуют сбивать температуру выше 38,5 °С. При гриппе для этого рекомендуют лекарства на основе парацетамола, ибупрофена или диклофенака. Если сбить температуру не получается, лучше вызвать врача, а если она продолжает расти — скорую помощь.

Вакцина

Если лечить грипп мы пока толком не умеем, то предотвращать — вполне. Речь о вакцине.

Помните ультимативное оружие против роботов — антитела? Их так долго изобретают, что они подключаются к войне ближе к концу болезни. Было бы здорово, если бы в начале войны у государства уже было такое оружие — возможно, тогда бы удалось вообще избежать боевых действий. Проблема в том, что пока война не началась, еще неизвестно, что изобретать.

Чтобы решить эту проблему, мы обманываем изобретателей: засылаем в государство неактивных роботов гриппа, которые один в один настоящие, только не размножаются и не воюют. Но само присутствие захватчиков — это сигнал для наших изобретателей. Им не важно, что войны нет — они уже начали изобретать оружие, и через две недели оно будет готово.

Десант из безобидных вирусов готовится к высадке в организм

Неактивные роботы, или неактивные вирусы — это и есть вакцина, которой прививают от гриппа. Через две недели антитела готовы, и если потом вирусы гриппа начнут нас заражать, нам уже будет чем ответить.

Прививка не гарантирует, что мы не заболеем. Вирус гриппа — очень злой и очень пробивной робот, поэтому иногда симптомы возникают и у привитых. Но если в организме уже есть антитела, то грипп не прорвется к другим органам и не вызовет осложнений: отита, гайморита, пневмонии, менингита и других прелестей. Это будет просто еще одна простуда.

Одна беда — прививаться нужно каждый год. Вирус гриппа очень быстро меняется, и вакцина этого года может не сработать на вирусе, который будет ходить в следующем.

Рецепт

1. На вирусы не действуют антибиотики и сульфаниламиды. Нет, даже чуть-чуть легче не станет. Их применяют, только если грипп осложнился бактериальной инфекцией, например, отитом или пневмонией.

2. Как быстро вылечиться от гриппа мы не пока знаем, но умеем предотвращать тяжелые формы с помощью вакцины. Защита от осложнений начинает действовать через две недели после укола.

3. Римантадин, интерферон и его индукторы ЦКЗ не советует, но российские и китайские врачи не против.

4. Та же история с «Арбидолом». Международные клинические исследования пока не доказали, что он помогает при гриппе.

5. Чем бы вы не лечились — начинайте при первых же симптомах. Потом лекарства против гриппа уже ничем не помогут.

6. Симптомы при гриппе — это признак, что организм борется с болезнью, поэтому лечите их только если сильно мешают.

7. Хорошая идея — лечить грипп под наблюдением врача, чтобы не прозевать осложнения и не оказаться в реанимации.

Поделиться

Не пропустите
Как искать здоровье в интернете

{{ $ctrl.errors.email }}